Сегодня: г.

Курильский гамбит

Курильский гамбит

В ходе Восточного экономического форума Президент России Владимир Путин предложил премьер-министру Японии Синдзо Абэ заключить мирный договор между двумя странами до конца 2018 года без предварительных условий. Путин отметил, что Москва исходит из того, что все территориальные споры между Россией и Японией будут когда-нибудь решены. Президент уточнил, что в договоре можно сразу прописать, что две страны «будут стремиться к урегулированию всех вопросов». Однако японская сторона не поддержала данную инициативу, настаивая на первостепенном решении территориального спора. Обозреватель «Совершенно секретно» разбирался, правомерны ли притязания японцев и насколько нам необходим договор о мире с Японией?

Японцы с упорством, достойным лучшего применения, повторяют одну и ту же фразу, достойную незабвенного Паниковского: «Дайте Курилы, дайте Курилы, Курилы дайте…» От частого повторения у некоторых уже начало складываться впечатление, что мы и впрямь кому-то что-то должны отдать.

В ответ на предложение Путина заключить мирный договор и решать территориальные споры уже по-соседски японский премьер в прессе разразился пламенной речью, смысл которой, в переводе с дипломатического, сводится к тезису: «Не будет островов – не видать России мира с Японией».

Вот тут напрашивается резонный вопрос: и что? Уже более 70 лет, с тех пор, когда Советская армия вчистую разгромила японскую и вернула Курилы, этого мира нет. Если этот мир настолько не нужен Японии, может, и нам он ни к чему?

Долгая история вопроса 

Южно-Курильская гряда состоит из 56 небольших и совсем крошечных островов, протянувшихся с севера на юг от Камчатки до японского острова Хоккайдо. И в Японии, и в России они известны с XVII века, открыты были примерно в одно время, и первые высадки на острова происходили едва ли не синхронно.

На открытых русскими, японцами и голландцами островах жили айны. На их языке «кури» означало «люди», отсюда и название островной гряды. Так что ни о какой колонизации «ничейной» земли речи вообще быть не может.

Айны и впрямь значительно больше японцы, чем нынешние японцы. Они жили на островах Японии и отчасти на материке, на Сахалине и в При­амурье, задолго до появления там приш­лых завоевателей. Когда в V веке до нашей эры японцы вторглись в земли своей будущей родины, айны встретили их с оружием в руках и, строго говоря, имели на это право. Но, как в случае с американскими индейцами, участь коренного населения была горька. Вооруженная борьба айнов, невзирая на их разобщенность и относительную малочисленность, продолжалась вплоть до XV века н. э.

Таким образам наличие на островах айнов никак не привязывает Курильские острова к Японии. Просто в XVII веке этнические японцы обнаружили еще некоторое количество земель, на которых жил однозначно враждебный им народ. В целом же геноцид айнов продолжался до XX века и привел к угрозе исчезновения исконно японских «бородатых варваров».

С русскими промысловиками у айнов проблем не было. Стычки порою случались, но крайне редко. В целом же обстановка была вполне дружеская. Русское присутствие на островах ширилось год от года. В XVIII веке, при императрице Екатерине Великой, большая часть айнов на островах Курильской гряды перешла в российское подданство, была крещена в православие, и их клич «Оппопи помиру»! (Господи, помилуй!) в свое время приводил японцев в полное замешательство.

Таким образом, если следовать норме международного права, сформулированной в 1836 году английским правоведом Генри Витоном (1. Первоткрытие; 2. Первоосвоение; 3. Длительное владение. – Прим. ред.), Россия вполне легитимно имела право присоединить Курильские острова к своим землям.

Дипломатия как ее нет 

Первый юридический документ, относившийся к разграничению владений в этом регионе между Россией и Японией, был подписан в феврале 1855 года. Надо сказать, что с 1636 по 1854 год Страна восходящего солнца вообще не имела с кем-либо дип­ломатических отношений. В самом начале XIX века российский двор пытался наладить связи с восточным соседом и направил в Японию посла – того самого Резанова (прообраз героя «Юноны и Авось»). Но его корабль простоял в виду императорского дворца полгода, так и не получив дозволение посольству сойти на берег. Лишь в 1853 году, когда американская эскадра коммодора Перри под угрозой начала бомбардировки японской столицы, заставила императора начать переговоры о торговле, Япония начала открываться для внешних связей.

Договор с Россией был из первых. Подписывался он в весьма непростой ситуации. На Чёрном, Белом, Балтийском морях и в Тихом океане шла война, по историческому недоразумению получившая название Крымской. Как можно видеть, охват ее был гораздо шире, и российская дипломатия старалась предотвратить использование Японии в качестве главной базы английского и французского флотов против Петропавловска и Владивостока. Договор был о дружбе и торговле, по нему японцам уступалась часть островов Курильской гряды (Кунашир, Шикотан, группа островов Хабомаи и самый крупный остров – Итуруп). В тот момент удержать их имевшимися на русском Дальнем Востоке силами просто не было возможности. Увы, дип­ломатический замысел провалился. Япония не решилась выступить против англо-французской эскадры, а вернее всего, и не планировала отказывать ей в гостеприимстве, так что жертва оказалась глубоко бесполезной.

Показательно здесь еще и то, что, едва завладев островом, японцы принялись методично уничтожать все, что напоминало о России. В остальном же все было просто замечательно. Японцы улыбались, торговали, душевно принимали русских моряков и дипломатов. Совместное пользование островами Курильской гряды и Сахалином было абсолютно необременительным. Кому при этом были интересны жалобы местных жителей на пиратство и притеснения японцев?

В 1875 году в Санкт-Петербурге был подписан новый договор, который передавал Японии Курильские острова в обмен на полный отказ Японии от претензий на Сахалин. Тяжело сказать, что двигало российскими дипломатами. Возможно они считали, что 212 человек, живущих на Курильских островах, – недостаточно серьезная причина иметь в этих местах свое присутствие. В обмен на крайне зыбкое признание и без того фактически русского Сахалина российской территорией царские дипломаты совершенно без толку отдали Японии богатейшие промыслы, незамерзающие проливы, соединяющие Охотское море и Тихий океан, а главное, дали Японии возможность по щелчку устраивать морскую блокаду все того же Сахалина.

Пером и пушкой 

Вероятно, многомудрые императорские чиновники полагали, что игрушечная страна зонтиков, шкатулок, вееров и забавных вояк с плетеными абажурами на головах абсолютно неопасна? В таком случае им предстояло еще много узнать о восточном соседе. Когда в 1904 году к российским берегам подошел современный, укомплектованный хорошо обученными экипажами японский флот, балтийская эскадра, направленная через полмира на помощь нашим дальневосточным владениям, была просто расстреляна в районе Цусимы.

Когда японская армия начала двигаться вглубь материковых земель, нанося весьма чувствительные поражения российским войскам, стало понятно, что Министерство иностранных дел «несколько просчиталось», оценивая потенциал и настроение японцев. Оказалось, что пресечь высадку неприятеля попросту невозможно, поскольку японцы полностью контролируют российские прибрежные воды. Что русский Сахалин блокирован и никому в Японии нет дела до утвержденного не так давно статуса этого острова. Что корабли нашего Тихоокеанского флота могут лишь делать вылазки со своих баз, не имея шансов в открытом море. Если бы не героическая оборона Порт-Артура, надолго сковавшая военно-морские силы Японии и немалую часть ее сухопутных войск, ситуация могла бы стать вовсе проигрышной.

Русско-японская война имеет особое место в истории взаимоотношений между Россией, Японией, и не только. Японский флот строился за рубежом, преимущественно в Англии и Америке, японскую армию обучали германские инструктора, японские деньги на модернизацию вооруженных сил были даны американскими банкирами. Официальным поводом к войне послужило укрепление позиций России в Китае и Корее, но не будь этого повода, нашелся бы другой – Япония методично шла к войне. Подталкивалась к ней извне и изнутри.

Наше военное командование пре­дусмотрительно встретило японские войска не в русских землях, а в Южной Маньчжурии. Да, попытка закидать противника шапками привела к острой недостаче шапок и тяжелым поражениям. Быстро сообразив, что победить врага силами, имеющимися на Дальнем Востоке, нереально, Генеральный штаб экстренно начал отмобилизовывать войска в европейской части России и направлять подкрепления в Действующую армию. Первые успехи Японии быстро пошли на убыль. В 1905 году Русская армия на этом театре военных действий уже практически не уступала японской по основным боевым показателям, а главное – разъяренная неудачами, она желала идти в бой.

Что же в это время было у японцев? 

Японский историк Сюмпэй Окамото оценивал ситуацию перед заключением мира так: «Очевидно, что военные перспективы Японии были безотрадными. На тот момент армия России была в три раза сильнее японской. В то время как японская армия управлялась в основном офицерами запаса, так как большинство кадровых офицеров было убито или ранено, российская состояла в основном из первоклассных военных, недавно прибывших из Европы».

Более того, на совещании у императора военный министр Тэраути во всеуслышание заявил, что война не может больше продолжаться из-за нехватки офицеров. Ему вторил министр финансов Соне: «Продолжать войну невозможно, потому что на это нет денег». Глава штаба армии Ямагата подводит неутешительный итог: «Единственный выход – это заключение мира».

И японцы оказались вдруг миролюбцами и гуманистами – 18 апреля 1905 года победоносная Япония обратилась к Теодору Рузвельту с просьбой незамедлительно предложить России переговоры о мире. Быстро поняв ситуацию, американский президент тут же выступил с инициативой стать посредником между воюющими державами.

В сложившихся условиях Россия имела все шансы заключить мир таким образом, чтобы он не напоминал капитуляцию. Но за дело взялся «великий искусник» – председатель российского кабинета министров С. Ю. Витте. Шедшие из-за океана телеграммы явно показывали, что игра идет в одни ворота. Учитывая его неоценимый вклад в борьбу с «царизмом», которому он присягал служить верой и правдой, это неудивительно – чем хуже, тем лучше.

Однако, благодаря резкому окрику из российской столицы, Витте все же приложил некоторые усилия и без особого труда выторговал обратно часть Сахалина. Япония готова была пойти и на большие уступки, но Витте они явно были не нужны. Таким образом по условиям предательского Портсмутского мирного договора, подписанного 5 сентября 1905 года, Россия уступила Сахалин от 50-й параллели и Курильские острова.

Понятное дело, в России этот дип­ломатический «успех» честные люди посчитали оскорбительным, и за Витте прочно утвердилось презрительное прозвище Граф Полусахалинский.

Произошедшая вскоре в России революция вновь пробудила японцев ото сна, и они радостно высадились во Владивостоке «для поддержки правителя России А. Колчака». Правда, в особой поддержке они замечены не были, но грабили все, до чего можно было дотянуться. Когда же в конце концов они были выбиты с Дальнего Востока, снова встал вопрос урегулирования территориальных претензий. Новый договор был заключен в 1925 году в Пекине. Там советские представители четко заявили, что, признавая японский захват де факто, они не признают его юридическую правомочность. Таким образом точки над i были расставлены абсолютно недвусмысленно. И если в 1925 году сил для возвращения оккупированных Японией земель просто не было, то в 1945 году они уже вполне имелись.

И здесь необходимо напомнить, что перед тем, как вернуть себе острова Курильской гряды, Советский Союз разгромил миллионную Квантунскую армию, снова-таки. Вдруг очутившуюся не на исконной японской земле, а в Китае. Где ими был устроен настоящий геноцид коренному населению. И если вспомнить о боевых действиях союзников, то японцев можно было застать чрезвычайно далеко от отчего дома. И аппетиты их от проглоченных земель только возрастали. Для того чтобы предположить, что такая политика могла быть «уродливым частным случаем», надо совсем не знать методичность японцев. Теперь же, когда Япония смирилась с ролью дочерней фирмы при США, аппетит их определяется в Вашингтоне. И во время еды он не проходит.

На нашу удачу ни Горбачёв, ни Ельцин не успели отдать нашим заокеанским друзьям эти «никчемные холодные камни в безлюдном океане». Хотя разговоры в обществе шли активно. К Путину тоже подходы были, ему даже 8-й дан по дзюдо за неведомые «особые заслуги в развитии» подарили, словно бусы и зеркала туземцам, чтобы был уступчивей. Не прокатило.

Какой смысл отдавать кому-то наши земли? Запереть наш флот и получить базы НАТО на расстоянии выстрела из рогатки? Было бы глупо, если бы не было самоубийственно. Думать лучше о нас не станут. Но ко всему еще решат, что мы глупы и слабы. Нам это нужно?

 

 

Источник

© 2018, Свободный город — новостное агентство. Все права защищены.

 
Статья прочитана 1 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Anybis16@mail.ru