Сегодня: г.

Ответ властей на Керченский расстрел оказался типичной имитацией

Ответ властей на Керченский расстрел оказался типичной имитацией

Итак российские власти выдали политическую реакцию на Керченский расстрел, когда один 18-летний безумец наделал в своем колледже гору трупов.

Помимо общих фраз – два конкретных предложения от наших выдающихся государственных умов типа главы Совфеда Валентины Матвиенко и уполномоченной по правам человека Татьяны Москальковой.

«Важно, чтобы контроль за оружием был выше и охрана школ была в руках Росгвардии», – заявила Москалькова агентству ТАСС.

«Потребуется значительное финансирование, чтобы передать обязанности по охране школ Росгвардии, но на безопасности детей нельзя экономить», – вторит ей председатель экспертного совета по безопасности и взаимоотношениям граждан с правоохранительными ведомствами Антон Цветков.

Начнем с контроля за оружием – то есть с предложения не продавать его гражданам до 25 лет, поскольку до этого возраста они де еще инфантильные и недозрелые. А как быть тогда с призывом тех же граждан в армию с 18-и лет? Там же не игрушечные автоматы им выдают – а настоящие и с полным боекомплектом!

При нынешнем разброде в обществе, утрате всяких политических, идеологических и моральных ориентиров иные люди и к 40-а остаются инфантильными и безмозглыми. Таким не только огнестрельное оружие, но и простой топор, баллон с газом, руль автомобиля доверять нельзя. Ибо от этих вроде мирных средств сегодня в России гибнет людей в тысячи раз больше, чем от всех терактов!

То есть дело тут не в возрасте – а в некой коллективной расхристанности, с корой можно бороться только идеологически, но не формальными запретами.

Теперь о втором предложении – не менее абсурдном, чем первое: поставить на входе школ, колледжей и вузов бойцов Росгвардии. Понятно, что в буквальном смысле оно не может быть реализовано в принципе: в этой структуре нет физически столько личного состава – и не для того она исходно создана.

Но есть другое: армейская смекалка, как «сварить суп из топора». И руководство Росгвардии уже подготовило вчерне решение вопроса в виде хитрого нового «Положения». Согласно ему Росгвардия, конечно, никакие школы охранять не будет, зато будет «сертифицировать» все охранные частные структуры – и без этого «сертификата» ни один ЧОП не сможет заключить со школой договор на охрану.

Иначе говоря, по-быстрому была сооружена очередная кормушка: понятно ведь, что за сертификаты придется платить – и никуда эти ЧОПы не денутся, разве в свою очередь поднимут тарифы на их услуги. Это «Положение» уже вот-вот утвердят. Ведь безопасность наших детей – превыше всего, не так ли?

То есть все крайне озабочены, все в мыле и при деле. «Решают вопрос». И никому из власть предержащих даже не приходит в голову, что ситуация-то диктует прямо противоположный подход.

Не надо усиливать охрану школ – бесполезно это. Даже если скучающих охранников вдруг переименуют в росгвардейцев, дадут им настоящую форму и боевые стволы – как это поможет против сбрендившего на почве травли или ненависти школьника?

Охранники стоят на входе – а все школьные убийства последних лет показывают, что резня начинается внутри. Где-то – кажется, в Отрадном – охранник вроде бы даже прибежал на происшествие (когда уже был убит учитель) – но дело кончилось тем, что свою пулю словил и он. А стрелка все равно брал ОМОН.

Так не пора ли признать, что сама эта «охрана школ» – мертворожденная идея? Что мысль превратить школы в некие крепости, обнесенные высокими заборами – ерунда? Ни от чего эта охрана не спасает: снаружи школы никто не пытался штурмовать после Басаева, а от атак изнутри охрана – как показали Москва, Ивантеевка, Пермь, Керчь и т.д. – не спасает.

Даже вредит в моральном плане – превращая школу (и без того не особо любимое, мягко говоря, школьниками заведение) в некое подобие тюрьмы. Разве школьники – заключенные? Разве заключенный может любить свою тюрьму? Закрытость порождает ненависть. А ненависть – это и есть одна из главных причин всех школьных ужасов. Вахтерши тети Маши на входе вполне достаточно. Для всего остального существует полиция и «тревожная кнопка».

Вторую причину лучше всех назвал, на мой взгляд, Путин: у молодежи нет позитивного примера, и потому она хватается за «суррогат героизма». Но эти «золотые слова», увы, ни в какое политическое дело не пошли. Да в нынешней атмосфере абсолютной оторванности депутатов и прочих властей от реальной жизни и пойти не могут.

Работать над созданием образа позитивного героя, над преображением общественной среды, чтобы такие герои могли в ней завестись – дело долгое и муторное. Требует массу времени – и еще больше настоящих политических усилий с далеко не сразу видными результатами.

А вот инициатива насчёт того, чтобы что-то запретить, поднять возраст для продажи оружия – видна сразу. Дескать глядите, дорогие сограждане, мы же боремся, усилия прилагаем. Недели не прошло с ужасного события – а мы уже вопрос решили!

Но разве это решение? Это – имитация.

Источник

© 2018, Свободный город — новостное агентство. Все права защищены.

 
Статья прочитана раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Anybis16@mail.ru