Сегодня: г.

Лето-2018: падение промпроизводства и деловой активности

Лето-2018: падение промпроизводства и деловой активности

Как неоднократно заявляли ведущие экономисты, в том числе в эфире телеканала «Царьград», сырьевой характер экономики России, помноженный на неизменную монетарную денежно-кредитную политику Центробанка, – это «бомба замедленного действия». Казалось бы, страна бесконечно не может терять минимума экономической устойчивости, имея сверхдоходы бюджета от экспорта углеводородов, прочно закатанные в валютную кубышку. Казалось бы, население способно вытерпеть в этих условиях и рост инфляции, и снижение реальных доходов, и многое другое. Однако совершенно не такие задачи ставил как ранее, так и в мае этого года президент Владимир Путин.

Западные аналитики тем временем тонко препарируют российские микро- и макроэкономические показатели. Эксперты уверены, что промышленность России сегодня все больше «голодает» в условиях снижения производства и спроса. Об этом, в частности, говорит ситуация в обрабатывающей промышленности.

Индекс PMI устремился вниз

Эксперты аналитического агентства Markit составили отчет IHS Markit Russia Manufacturing PMI, в котором оценили состояние обрабатывающей отрасли России. Аналитики отметили, что оптимизм начала года в обрабатывающей промышленности совершенно себя исчерпал: в июне деловая активность снизилась. Снижение произошло на фоне более слабого роста производства, а также вследствие первого с июля 2016 года сокращения новых заказов. Произошло снижение и в сфере услуг.

Индекс PMI в мае перешел границу в 50 пунктов и снизился до 49,8 пункта. В июне он потерял еще 0,3 пункта. Значения индекса PMI выше 50 пунктов свидетельствует о росте деловой активности, ниже 50 – спаде. Аналитики указывают, что индекс PMI в обрабатывающей промышленности еще в январе составлял 52,1 пункта, что давало надежды. Нынешнее же сокращение в течение двух месяцев подряд произошло вообще впервые с мая 2016 года.

Эксперты объяснили, снижение каких показателей привело к такому результату. По данным Markit, в июне сохранился слабый рост объемов производства, замедлившись до второго по величине темпа с июля 2016 года. За серию, отметили эксперты, был зафиксирован рост ниже среднего уровня, хотя в целом серия роста продлилась до 26 месяцев.

«Тем временем рост новых заказов сократился впервые практически за два года, хотя и незначительно. Падение объемов новых заказов в основном произошло на фоне слабого потребительского спроса и снижения числа заказчиков», — отметили аналитики.

Они добавили, что экспортные заказы растут, однако темпы расширения находятся уже на минимумах за полгода. При этом инфляция закупочных цен осталась на высоком уровне в июне, хотя и показала максимальный отскок вниз за три месяца. Высокие цены аналитики объяснили ростом цен на нефть, а также неблагоприятными обменными курсами валют. В целом снижение новых заказов привело к сокращению занятости и незавершенным заказам. Оба показателя набирают максимальные темпы с января 2016 года.

Идет вниз и закупочная активность, которая в июне сократилась второй раз подряд. Опрошенные аналитиками Markit участники исследования сообщили не только о снижении объемов производства, но и о намерении сократить запасы. При этом в июне уже фиксировалось сокращение остатков готовой продукции. Примечательно, но участники исследования заявили о сохранении в июне высоких ожиданий относительно роста объемов производства в ближайшем году, несмотря на падение показателя до минимума за полгода. Представители предприятий заявили о наличии у них планов по росту производства и новых разработках.

Нет дыма без огня

«Более слабый рост производства и первое сокращение новых заказов с июля 2016 года послужили ключевыми факторами ухудшения деловых условий в июне. Ослабление потребительского спроса проявилось в снижении давления на производственные мощности с сокращением занятости и незавершенных заказов», — заявила экономист Markit Шиан Джонс, комментируя снижение индекса PMI обрабатывающих отраслей российской экономики.

Она добавила, что этот эффект накладывается на инфляцию закупочных цен, которая значительно превысила тенденцию серии. Из-за роста затрат произошел и рост отпускных цен, ставший вторым максимальным с сентября 2015 года.

«Российские производители по-прежнему оптимистичны в отношении перспектив развития на ближайший год. Уверенность была подкреплена надеждами на увеличение объемов производства и развитие новых видов продукции», — считает Джонс.

Несмотря на оптимизм начала года, экономисты предупреждают: ситуация в российской промышленности балансирует на грани, ведь отмечен спад индекса PMI в мае и июне. И именно двухмесячное сокращение индекса может говорить о том, что в обрабатывающих отраслях России началась стагнация.

Росстат, между тем, не увидел, как «дымят» обрабатывающие отрасли страны. В конце июня статистическое ведомство пересмотрело оценку по показателям промышленности как раз на тот период, который анализировали и эксперты Markit – 2016-2018 годы.

По данным Росстата, промышленность России в указанный период выросла на 2,1%, а не на 1%, как было в предыдущем прогнозе. В январе-марте рост составил 2,8%, а не 1,9%, в апреле – сразу 3,9% вместо 1,3%.

Подобные «кульбиты» Росстата происходят в крайне важный момент, когда экономисты в один голос говорят о необходимости изменения пресловутого бюджетного правила, отказа от нефтяной зависимости. А ведь тянуть вверх экономику страны в новых условиях должен реальный сектор, возможности которого, увы, заблокированы.

«Соблазнительные» цены на нефть, установившиеся с апреля, стали лишним фактором, чтобы не отказываться от дополнительных нефтедолларов и не менять правила игры. В январе-июне 2018 года средняя цена нефти Urals выросла на 36,8% — до 68,8 доллара за баррель. В июне стоимость составила 73,4 доллара за баррель, что в 1,6 раза выше, чем годом ранее, когда цена достигала 45,6 доллара.

Доля товаров топливно-энергетической отрасли в общей структуре российского экспорта сегодня вновь достигает уровня 2014 года, когда нефть также торговалась у рекордных максимумов. Росстат, не увидевший проблем предприятий, тем не менее, заметил рост их прибыли. В январе-апреле, по данным статистического ведомства, предприятия получили 3,5 трлн рублей прибыли, причем в сырьевом секторе рост достиг 1,6 раза. Вместе с тем у обрабатывающей промышленности произошло снижение прибыли до 849 млрд рублей или на 3,6%.

И нет ничего удивительного также в том, что наибольшая часть экспортной выручки пришлась на углеводороды – 64,2%. Для сравнения – выручка обрабатывающей промышленности составила всего 5,6%.

А если «пожар», то выход есть?

Сухие и неподвижные цифры статистики Росстата и аналитиков Markit сразу приходят в движение, если посмотреть на них через призму нынешней ситуации. С апреля введены новые санкции США против России, растут цены на нефть, колеблется и падает рубль, растут цены на топливо, пересматриваются прогнозы по росту ВВП России и инфляции.

Из ситуации, предвозвестником которой является снижение индекса PMI, можно найти выход, уверен академик РАН Сергей Глазьев. Он отметил, что производственные мощности в России загружены на уровень около 60%, однако идет неуклонная тенденция к снижению этого показателя. При этом, считает академик, у страны почти нет ограничений по ресурсам для загрузки этих невостребованных мощностей.

«Мы можем выходить на рост ВВП и на 5% в год, и на 10%. Вместе с тем, мы видим все ту же картину с обогащением спекулянтов в России, которые приходят и получают свою долю на керри-трейде. Это приводит к потерям в 100 млрд рублей в год, которые могли бы выкладываться в рост. Нам необходимо переходить на стратегию опережающего роста, отказаться от монетарного фетишизма и использовать деньги как инструмент для направленной поддержки», — уверен господин Глазьев.

Академик пояснил также, почему мы не видим эффективных вложений в предприятия и почему снижается спрос. По его словам, это зона ответственности ЦБ России.

«Даже то, что удалось сбить инфляцию путем замораживания спроса и за счет снижения доходов населения — всем специалистам понятно, что это нельзя назвать успехом, поскольку от этого не происходит ни роста инвестиций, ни роста спроса», — заявил академик РАН.

Он добавил, что если не последует никаких перемен, страна так и будет находиться в стагнационном депрессивном состоянии до очередного шока, который, по его мнению, неизбежно последует. Это будет «платой за столь грубое и примитивное сжатие конечного спроса и ограничение количества денег, высасывание денег из экономики».

«Поэтому нам уже давно пора отказаться от этой странной затеи использовать сверхприбыли от нефти и газа для кредитования американских военных расходов. Нам нужно их вкладывать в те самые цели, о которых говорит президент», — заметил экономист.

Действительно, «вклад» ЦБ в ситуацию трудно переоценить. Политика мегарегулятора Эльвиры Набиуллиной, направленная на сжатие денежной массы, играет на руку больше Вашингтону, чем отечественному Минфину. Страдают крупные, средние и мелкие предприятия, которые вынуждены платить за импортные ресурсы и технологии гораздо больше, чем раньше. Обычные люди также вынуждены переплачивать за импортные товары и услуги. Следствием скачка доллара с 58 до 63 рублей стало сокращение импорта на 5 млрд долларов в год, заявили аналитики Societe Generale.

И чем же глава регулятора «кроет» эти карты? Все чаще вопросом достижения таргета по инфляции. Однако эти заявления эксперты считают «пустышкой» для отвлечения внимания от отказа вкладывать средства в реальный сектор экономики России. Теперь же эта пустота вполне может стать гораздо более очевидной.

Источник

© 2018, Свободный город — новостное агентство. Все права защищены.

 
Статья прочитана 3 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последний Твитт

Архив

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Anybis16@mail.ru